Санкции не добрались до банкротств

Количество банкротств компаний в Петербурге выросло почти на 5%, но пока это лишь следствие «отложенного» эффекта
В конце 2022 г. и начале 2023 мы увидим спад в количестве компаний, признанных банкротами. Свою роль сыграет мораторная передышка

По итогам первого полугодия 2022 г. в Санкт-Петербурге число компаний, объявленных банкротами, возросло на 4,7 % по сравнению с аналогичным периодом 2021 г. Стоило ли этого ожидать? Да. Связан ли рост банкротств с экономическими санкциями? Скорее нет.

Статистика «Федресурса» за 2015-2019 гг. демонстрировала, что количество банкротств компаний в Санкт-Петербурге росло год от года. Значительное уменьшение произошло только в 2020 г. в связи с эпидемией COVID-19. Тогда количество корпоративных банкротство по стране снизилось на 19,9% по сравнению с 2019 г. Компании и банки искали способы пережить непростые времена. В 2021 г., в связи с улучшением эпидемиологической ситуации, все начало возвращаться в привычное русло и количество банкротств, в том числе в Санкт-Петербурге, начало увеличиваться. Так, если в 2020 г. было открыто 729 конкурсных производств, то в 2021 уже 801, рост составил 9,9%. Таким образом, увеличение количества банкротств в 2022 г. продолжает вполне естественный тренд, который нарушался только из-за эпидемии COVID-19.

Можно было бы предположить, что рост банкротств в 2022 г. связан со сложной внешнеполитической ситуацией и экономическими санкциями. Но данное объяснение, при ближайшем рассмотрении, оказывается неудовлетворительным. Так, с 1 апреля 2022 г. по 1 октября 2022 г. Правительством России введен тотальный мораторий на банкротство. Кредиторы не могут инициировать банкротство ни граждан, ни ИП, ни компаний. При этом конкурсные кредиторы являются основными инициаторами дел о банкротстве. Это означает, что нынешнее увеличение конкурсных производств является следствием «отложенного» эффекта. Признаются банкротами компании, дела в отношении которых были возбуждены кредиторами еще до введения моратория.

Логично напрашивается вопрос о том, стоит ли нам ожидать волны банкротств после отмены моратория? Безусловно, каждый крупный кризис имеет свои особенности и любые предсказания очень условны, но если ориентироваться на последствия отмены «ковидного» моратория, то вала банкротств мы не увидим. Как показала практика, бизнес использует мораторную «передышку» для реструктуризации своих долгов, перестройки производственных процессов, а также налаживания логистических цепочек. Участники рынка понимают, что в сложное время лучше сесть за стол переговоров и прийти к взаимовыгодным договоренностям, чем топить друг друга в банкротных процессах без особых шансов на погашение своих требований.

Возможно даже предположить, что в конце 2022 г., и начале 2023 г. мы увидим спад в количестве компаний, признанных банкротами. Свою роль сыграет именно мораторная передышка. Компании, в отношении которых дело было возбуждено до моратория, уже будут признаны банкротами, а новых массово не появится в связи с запретом на подачу заявлений.

Относительно же банкротства граждан в Санкт-Петербурге, возможно с уверенностью сказать, что оно растет год от года и в период экономических кризисов количество банкротств физ.лиц и индивидуальных предпринимателей только увеличивается. Так, по итогам первого полугодия 2022 г. количество сообщений о банкротстве граждан увеличилось на 26,1%. Причины роста здесь вполне понятны. Процедура банкротства граждан носит в России реабилитационный характер. Граждане, понимая, что кредитная нагрузка превышает их возможности, стремятся списать долги, объявив себя банкротом. Это особенно актуально, свети нынешнего кризиса, когда размер реальных располагаемых доходов населения уменьшается.

Также стоит отметить, изменения отношения в обществе к банкротству граждан. В период с 01 октября 2015 года по 30 июня 2022 г. несостоятельными стали 596 426 граждан. Если в 2015 г. в Санкт-Петербурге 9 граждан было признано банкротами, то в 2021 их количество составило 8 185 человек. Личное банкротство стало социально приемлемым вариантом избавления от долгов, что возможно только приветствовать.