Андрей Сизов: «Модернизация должна быть разумной»

генеральный директор ЛОЭСК Андрей Сизов /loesk

«ЛОЭСК – Электрические сети Санкт-Петербурга и Ленинградской области» – вторая после «Россетей Ленэнерго» сетевая компания, работающая на территории Петербурга и Ленобласти. В планах компании увеличить свою долю и в городе, и в области. Самый масштабный проект – подключение к электроснабжению строящегося глубоководного порта в Приморске, грузооборот которого должен составить 65 млн тонн в год.

– Компания ЛОЭСК была создана в 2004 году, объединив 14 муниципальных сетевых компаний Ленинградской области. В каком состоянии сейчас находится хозяйство?

– За 16 лет произошли кардинальные изменения. Изначально состояние сетей было разным – и не только по состоянию физического износа, было много вкраплений сетей разных собственников. Сейчас сети приведены к одному знаменателю: мы вышли на единый стандарт качества и надежности оказания услуг. Тем не менее проблема износа сетей остается.

– В целом по России такая же ситуация?

– Значительная доля оборудования электросетевого комплекса страны морально и физически устарела. Средний уровень износа в распределительных сетях достигает 75%, то есть это оборудование, которое эксплуатировалось в технически развитых странах мира 30 и более лет назад. При этом во многих небольших территориальных сетевых организациях значительный процент потребителей до настоящего времени не имеет резервных линий электропередачи, так как в советские времена была построена радиальная схема электроснабжения. Поэтому повреждения на таких участках сетей продолжают приводить к массовым отключениям потребителей.

– Ваше оборудование нуждается в модернизации?

Андрей Сизов

Генеральный директор АО «ЛОЭСК»
Родился в 1981 г. Окончил Южно-Российский государственный университет, Московскую международную высшую школу бизнеса «Мирбис» при Российской экономической академии им. Плеханова и Российскую академию госслужбы при президенте РФ. Кандидат технических наук.
2008
директор ОАО «ЮТЭК – Региональные сети»
2011
назначен заместителем председателя комитета по энергетике и инженерному обеспечению Петербурга
2013
стал советником генерального директора ОАО «Россети»
2015
генеральный директор ПАО «Ленэнерго»
2016
директор по инженерной инфраструктуре ФГУП «Центр эксплуатации наземной космической инфраструктуры»
2019
генеральный директор ООО «Приморский УПК»
2020
генеральный директор АО «ЛОЭСК»

– Это постоянный процесс. Если раньше мы говорили о модернизации физического состояния энергообъектов, то сейчас идет работа по внедрению современных технологий. Это цифровизация, абсолютный контроль и учет потребления электроэнергии, новые технологии дистанционного управления электрическими сетями, использование накопителей энергии.

– Сколько понадобится денег на модернизацию?

– Мы исходим из принципов целесообразности. Рассчитываем на 10–15% от общих затрат. Модернизация должна быть разумной.

– Что значит разумной?

– Приведу пример из своей работы в Ханты-Мансийском округе. Мы как энергетики должны были прийти в населенный пункт из 10 домов. Стоимость проведения в них 107 км линий – 500 млн рублей. Оплата годового потребления электроэнергии всеми десятью потребителями – 6000 рублей. Вопрос: когда окупятся вложения? Ответ – никогда. И содержание сетей обойдется компании не в 6000 рублей и даже не в 6 млн рублей. Вот тут и должен включаться принцип разумности. Мы выходили из этого положения, обеспечивая каждый двор дизельными генераторами.

Вообще, потребителю все равно, откуда взялась энергия, ему достаточно знать, что холодильник работает, телевизор – тоже, в розетке есть напряжение, а значит, в доме есть свет. Идеальный вариант – когда потребитель не погружается во все тонкости процесса, не знает даже, кто оказывает услугу, когда он просто доволен.

– В Ленинградской области дизельные генераторы используете?

– Нет. Ленинградская область – очень развитый регион с постоянно растущими потребностями.

– Вы поделили населенные пункты области на те, в которых нужны умные сети, и на те, кому это не надо?

– Нет. Мы не делим населенные пункты. В каждом из них мы видим потребителей, которым это надо, и тех, кому это на сегодняшний день не даст чувствительных изменений.

– Какие современные технологии самые перспективные в энергетике?

– Вызов этого десятилетия для России – цифровизация, зеленая энергетика и накопление электроэнергии. Рынок настойчиво требует доступных по стоимости технологий, которые позволят накапливать электроэнергию.

– Накопление в огромных аккумуляторах?

– Не обязательно огромных. Может быть распределенная сеть. Это даст огромный эффект и для энергетиков, и для потребителей. Сейчас у нас пики нагрузок приходятся на дневное время, а ночью энергия не востребована. Если мы сможем ее эффективно аккумулировать, это очень серьезно разгрузит энергосистему и даст гарантии бесперебойной передачи. А для потребителя, учитывая разницу в тарификации по времени суток, это возможность реальной экономии.

– Но пока нет таких решений?

– Решения есть, в том числе российские.

– И если доступные накопители появятся, вы готовы их использовать?

– Безусловно. Мы уже сейчас рассматриваем возможность создания сети опорных центров хранения и накопления электроэнергии.

Что такое ЛОЭСК

«ЛОЭСК – Электрические сети Санкт-Петербурга и Ленинградской области»
Акционеры: администрация Ленинградской области (24,99%), ООО «Росток (75,01%).
Финансовые показатели (2020 г., данные «Контур.Фокуса»): выручка – 8,3 млрд руб., чистая прибыль – 1,1 млрд руб.

– Что вы понимаете под цифровизацией?

– Все процессы управления работой сети должны быть в цифровом формате. Цифровая сеть – автономна и самодостаточна. Такая сеть позволяет перенаправлять и регулировать потоки, а где это оптимально, то и накапливать. Более наглядно, чем на электричестве, я поясню на примере «Водоканала». У него есть обязанность поддерживать давление воды на определенном уровне. Это обеспечивается тысячами насосов, чтобы каждый открывший кран получал воду с хорошим напором. Но нужно ли такое давление в пять часов утра, когда желающих выпить стакан воды или помыть руки единицы? Нет. В этот момент давление нужно снижать, чтобы тратить меньше электроэнергии на насосы и снизить нагрузку на трубы. В энергетике та же ситуация. Применение цифровых решений в электросетях позволит использовать их оптимально.

– Сколько в ЛОЭСК цифровых подстанций?

– Всего у нас 21 подстанция высокого класса напряжения, пять из которых – современные автоматизированные подстанции 110 кВ.

– Какие потребители вам выгодны?

– Для всех энергетиков важно, чтобы потребитель отвечал за поставленную ему мощность. Представьте: вы присоединили объект, потратили средства, поддерживаете их рабочее состояние, но не получаете оплаты от потребителя. Он попросил, к примеру, подключить его дом, сказал, что ему нужно 15 киловатт, но впоследствии их не использует. Это создает проблему для всех – и для передачи, и для сбыта, и для генерации. Поэтому идеально было бы ввести фиксированную плату за предоставленную потребителю мощность. Как стационарный телефон или радиоточка в СССР – за них платили вне зависимости от того, слушаете вы радио или нет. Это была плата за предоставление возможности.

– Вашу идею поддерживают коллеги?

– Это не столько моя идея, сколько болевая точка отрасли.

– Какая у вас доля на рынке в Петербурге и Ленинградской области?

– Как электросетевая компания мы уверенно занимаем вторую строчку и в Ленинградской области, и в Петербурге. Перед нами стоит задача развиваться по трем понятным показателям: выручка, объем передаваемой электроэнергии, количество технологических присоединений. Мы понимаем, что в городе не сможем прийти к доле рынка более 15–20%. По Ленинградской области, думаю, цифры в 30–35% абсолютно реалистичны.

– Между сетевыми компаниями идет борьба за новые подключения крупных потребителей?

– Мы не делим потребителей на крупных и мелких. Для нас каждый очень важен. Любой новый абонент – это вклад в завтрашнее развитие. Любой упущенный договор – это упущенная возможность. А борьба, конечно, есть. И, я думаю, что эта борьба идет во благо потребителей.

Сейчас каждый абонент рассматривает все возможности подключения, просчитывает любые альтернативы. Оценивает: что будет, если я создам собственный энергоцентр? Если у меня будет своя парогазовая установка? Какова плата за технологическое присоединение и стоимость электроэнергии у той или иной сетевой компании? В условиях конкуренции у потребителей есть возможность выбрать лучших.

– Что интереснее – подключить промышленный объект или коттеджный поселок?

– Мы не руководствуемся логикой: чем больше мегаватт, тем важнее клиент. Как вы думаете, что лучше – подключить один или пять мегаватт?

– Пять.

– Арифметически – да. Но надо проанализировать график потребления этого пятимегаваттного объекта. Может оказаться, что специфика производства такова, что пять мегаватт ему необходимо два раза в год на разогрев металла. А в остальное время –потребление 500 киловатт на офисный центр. А у абонента на один мегаватт постоянное потребление в объеме 0,8 мегаватт от заявленного.

– То есть второй абонент лучше.

– Оба потребителя нам одинаково интересны: и на пять, и на один мегаватт.

– Какие потребители самые хлопотные?

– С экономической точки зрения, безусловно, содержание сетей массовой жилой застройки выходит более хлопотным и накладным делом, нежели содержание одного объекта, питающего крупное производство, которое потребляет как десять точек массовой застройки. Я иногда слышу выступления коллег с просьбой избавить их от населения, которое дает только 10–12% от выручки. Но мы так не думаем. Мы как электросетевая компания несем на себе социальную функцию и обеспечиваем бесперебойное электроснабжение всех наших потребителей в равной степени, вне зависимости от объема потребления.

– Чего от вашей компании хотят власти?

– Обеспечение надежности электроснабжения, а также максимально гибкие стоимость и сроки технологического присоединения. Когда стоимость техприсоединения минимальная из возможных для заявителя, то и территория становится инвестиционно привлекательнее, а значит, больше рабочих мест и налогов.

Компания ЛОЭСК является положительным примером государственно–частного партнерства. Мы успешно сотрудничаем с правительством Ленинградской области – наши предложения вошли в программу перспективного развития электрических сетей региона. Сейчас инициируем создание рабочих групп с районными администрациями, чтобы выявлять проблемные точки в работе электросетевого комплекса. Со смежными сетевыми компаниями внедряем практику взаимного резервирования электрических сетей – все это направлено на повышение надежности.

– Надо менять воздушные сети на кабели?

– Я инженер, на все проблемы смотрю в первую очередь с точки зрения правильных инженерных решений и эксплуатации. Воздушные линии – самый дешевый способ передачи электроэнергии. Кабелирование необходимо там, где воздушные линии мешают развитию населенного пункта. Оно гораздо дороже и сложнее в эксплуатации: ликвидация любого повреждения в разы труднее, чем устранение проблемы на воздушных линиях. У нас есть и масштабная программа по реновации кабельных линий стоимостью 1,8 млрд рублей, и программа полной реновации воздушных линий на 3,7 млрд рублей.

– «Россети» говорили, что глупо иметь несколько сетевых компаний на одной территории, и предлагали купить ЛОЭСК.

– Я не готов согласиться с выражением «глупо». То, что полезно для потребителя, не может быть глупым. Не знаю примеров, при которых стопроцентная монополия приносила бы одни плоды потребителю.

– Предложение «Россетей» о покупке вашей компании сейчас существует?

– История бизнеса говорит, что все продается и все покупается. Для этого нужны желания продавца и покупателя. На сегодняшний день я о таких предложениях не знаю. И мы в эту сторону не смотрим.

– Какие крупные объекты находятся сейчас в сфере ваших интересов?

– Это две территории Ленинградской области. Весь район Усть-Луги, где не только развиваются портовые мощности, но и создаются новые производства, в том числе не имеющий аналогов в мире газохимический комплекс. Там колоссальный рост активности.

И вторая территория, которая в ближайшие десять лет будет развиваться, – Выборгский район области, в первую очередь это касается порта – Приморского универсально–перегрузочного комплекса. Вокруг него тоже будут создаваться производства, как в Усть-Луге.

Это две территории прорыва, остальные районы Ленинградской области – территории стабильного развития. И есть еще Гатчина, она будет развиваться быстрее остальных.

– Порт в Приморске уже выбрал поставщика электроэнергии?

– Да, выбрали нас. Речь идет о мощностях до одного гигаватта.

– Это с чем можно сравнить?

– Все гидроэлектростанции Амурской области дают порядка двух гигаватт. Вся Карелия – 800 мегаватт. Появление потребителя на один гигаватт в Приморске – это очень серьезно для всей энергосистемы Северо-Запада. Центры генерации находятся вдалеке от Приморска. Ближайшая гидроэлектростанция – на 122 мегаватт – в районе Светогорска. Необходимо придумать инженерное решение, позволяющее обеспечить передачу такого объема энергии от действующей системы Северо-Запада.

– На сколько лет этот проект?

– Первое присоединение мы обеспечим за четыре года с дальнейшим набором нагрузки до гигаватта.

– Эта история больше выгодна компании ЛОЭСК или компании «Приморский УПК», учитывая, что у них одни и те же владельцы?

– Это обоюдная заинтересованность. Потребитель получает электроэнергию, в которой нуждается, сетевая организация – развитие и долгосрочного, хорошо прогнозируемого потребителя, который точно будет выбирать заявленную мощность. Так что тут есть баланс интересов.

– Прошлый год ЛОЭСК закончил с 1,1 млрд рублей чистой прибыли. Есть задачи не снижать эту сумму?

– Конечно. Мы ставим перед собой задачу вдвое увеличить прибыль в 2021 году. Эта цель вполне понятна и достижима.