20 ИЮНЯ 2024 / СТИЛЬ ЖИЗНИ
Татьяна Парфенова: «Люди потеряли свои отражения в зеркалах и витринах»
Основатель модного дома «Татьяна Парфенова» – о перспективах развития легкой промышленности в России.
20 ИЮНЯ 2024 / СТИЛЬ ЖИЗНИ
Татьяна Парфенова: «Люди потеряли свои отражения в зеркалах и витринах»
Основатель модного дома «Татьяна Парфенова» – о перспективах развития легкой промышленности в России.
Татьяна Парфенова
Основатель модного дома «Татьяна Парфенова»
Татьяна Парфенова
Основатель модного дома «Татьяна Парфенова»
Вот уже почти 30 лет бессменный символ безупречного стиля и высокой моды Северной столицы, модный дом «Татьяна Парфенова» живет по своим правилам. Ежегодно выпускает коллекции hautecouture, по вдохновению отшивает небольшие капсульные серии, посвященные различным событиям и темам, сотрудничает со знаменитыми артистами и музеями по всему миру.

Татьяна Парфенова, основательница и дизайнер модного дома, призер многочисленных международных конкурсов, первый из российских модельеров, покоривших Страну восходящего солнца, уверена: схема развития российской модной индустрии проста, а отечественные предприниматели могут приспособиться к любым условиям. Мы поговорили с петербургским дизайнером о переходе на российские люксовые бренды, «золотых руках» отрасли и «кляксах» искусственного интеллекта.

– Сегодня много внимания уделяется развитию российской промышленности. Можно ли на этом фоне говорить о расцвете дизайна и производства модной одежды в стране как отрасли?

– Сколько можно расцветать, пора уже и плодоносить! Для развития модной индустрии прежде всего необходимо, чтобы был свой текстиль. Шерсть, шелк, хлопок, лен, синтетика – все надо выпускать самим. Сейчас в большинстве случаев это Китай и Турция. Между тем в России для этого есть все необходимые ресурсы: у нас и овец выращивают для того, чтобы шерсть стричь, и хлопок со льном условия позволяют культивировать.

Кстати, со льном еще более-менее все в порядке, есть Вологодская область, например. Или Ивановский текстиль–у фабрики богатейшая история тканей и потрясающие архивы. Но даже если хлопок привезен как сырье из Узбекистана, то производить сам материал нужно в России. Когда есть ткань, тогда есть и отечественное производство одежды. Кроме того, нужно строить новые швейные фабрики, наращивать производство уже существующих, создавать в отрасли рабочие места. Безусловно, не обойтись и без государственной поддержки, поскольку рентабельность легкой промышленности не столь высока по сравнению с другими сырьевыми отраслями.

Схема на первый взгляд довольно простая, а на деле запутанная. Вроде все просто: развивай текстиль, открывай швейные фабрики. Но на сегодняшний момент закрыты все ПТУ, их превратили на модный манер в колледжи и выпускают не портных, а недоученных дизайнеров. С этим тоже надо разбираться, без хороших мастеров очень сложно.

– В Петербурге достаточно много профильных учебных заведений, которые каждый год выпускают специалистов для швейной промышленности. В чем же проблема?

– Вы можете пройтись по другим модельерам, базирующимся в нашем городе, и они тоже скажут вам, что самый большой дефицит сегодня – это мастер. Дело в том, что мастера на фабрике и мастера в ателье –это разные люди. Фабрика – это поток с довольно простыми операциями, которым не сложно обучить. А если говорить о высококвалифицированных портных–про таких раньше в Советском Союзе говорили «золотые руки»,– они пока все старой школы.

Что касается институтов, где сегодня учат дизайнеров одежды, то, на мой взгляд, пошла не очень удачная история с магистратурой. Надеюсь, в скором времени ее реформируют.
Вообще, наша система обучения во многом отличается от той же итальянской школы, от популярного Central Saint Martins College of Art and Design (Лондон). В знаменитой Studio Berçotв Париже вообще обучают всего два года, но у них очень сильная система тестирования. Если они видят, что человек, который к ним пришел, находится не на модной волне, не чувствует ее, ему отказывают. Ведь основная задача любого учебного заведения –раскрепостить художника и раскрыть его способности.

– Можно ли вырастить талантливого дизайнера, условно говоря, не выезжая из Петербурга? Способна ли на это современная система образования?

– Если он талантливым родился, то можно. Но можно талантливого и испортить. Можно вообще талант развратить. У нас много хороших учебных заведений с большими перспективами, например Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия имени А.Л. Штиглица. Недавно там открылось новое, набирающее популярность направление – «Художник кино и телевидения по костюму». Сфера кино сейчас очень активно осваивается, там много возможностей для творчества и продвижения. Посмотрите, как те же китайцы с помощью дорам работают с национальным богатством своей страны, сохраняют через молодое поколение многовековые традиции, как они продвигают свою моду, как интересно вкрапляют в современные костюмы этнические мотивы.

– Есть ли молодые дизайнеры, которых вы можете выделить?

– Я не особо слежу за новыми дизайнерами, которые появляются в России. Не успеваю: время сейчас бежит очень быстро, кто-то появляется –и тут же исчезает. В магазинах я бываю редко, но слышала, что сейчас открывается много небольших корнеров и магазинчиков с отечественными марками. И я этому очень рада, потому что для таланта должна быть благодатная почва. Мода сама по себе изменчива и очень неустойчива, и ее процессы –тоже, и так и должно быть. В конце концов, вещь, кем-то созданная и нарисованная, сегодня так или иначе отражает дух времени, который впоследствии сформируется в определенный стиль, свойственный данному периоду. Просто сейчас эти интервалы становятся всё уже и уже.

И потом не обязательно же быть очень известным! Дизайнер одежды –это профессия, она должна приносить прежде всего средства к существованию, а любимая профессия кроме этого приносит еще и удовольствие. Свой бренд –это огромный и тяжелый труд. Но считаю, что популярность этой специальности как раз говорит о том, что у нее большое будущее. Это азартно и интересно.

– Вы заметили по своему модному дому всплеск интереса к русской моде? Увеличение продаж на внутреннем рынке?

– Мы достаточно ровно живем, у нас в основном постоянные клиенты. Разве что заметно вырос интерес к нашей интерьерной линии, которая продается онлайн. Сейчас основное развитие идет через внутренний туризм, пока сложно сказать, чем это обернется для петербургской моды и для самого города. Как когда-то сказала одна очень талантливая писательница, «люди потеряли свои отражения в зеркалах и витринах», и это, к сожалению, правда. У нас в России почему-то совсем не принято смотреть по сторонам, обращать внимание на витрины магазинов, а мода –это во многом про привлекательный визуальный ряд.

– А вообще готовы ли российские потребители переходить с иностранных топовых брендов на местный люкс?

– Если у нас в России появится достаточно люксовых брендов, то будут готовы. Конечно, можно, как сейчас снова стало модно, написать на одежде большими буквами свое имя, но я не считаю, что люди должны быть живой рекламой бренда. Когда встречаю человека, на футболке которого крупно написано название известной марки, я смущаюсь. Мне кажется, это не очень прилично.

– Чем живет сейчас модный дом «Татьяна Парфенова»?

– В этом году мы представили новую коллекцию из серии «Истерия моды», которая посвящена великому русскому авангардисту Василию Кандинскому. Предыдущие коллекции были посвящены Модильяни и малоизвестному широкой публике периоду Малевича. Это искусство для искусства и мои размышления на интересную для меня тему.
Вот уже который год мы участвуем в проекте «Ассоциации», который проходит в Царском Селе. В этом году его главная тема –творчество Александра Сергеевича Пушкина. Пушкин поразительно разнообразен: поэмы, стихи, можно взять всего одну сказку и сделать по ее мотивам потрясающую коллекцию. Сейчас я как раз работаю с личными рисунками и заметками поэта.
– Масштабировать бизнес не планируете?

– Я вообще не думаю о том, чтобы обзавестись чем-нибудь побольше, потому что отдаю себе отчет, сколько труда на это уйдет. Пусть этим занимается следующее поколение модного дома. Я всегда открыта к новым предложениям, но стараюсь не выходить за рамки своей профессии. Каждый должен делать свое дело. Как только начнутся серьезные закупки, возможно, мы начнем серийные продажи. Я, конечно, в этом плане нахожусь в более выигрышном положении, поскольку у меня есть собственная площадка для торговли. Но молодые дизайнеры, которые ее пока не имеют, вынуждены идти на не совсем выгодные условия российских байеров.

– Как вы относитесь к возможностям ИИ и планируете ли его использование в своем модном доме?

–Тема, безусловно, интересная. Я прочитала уже две книги, посвященные ИИ, одна из них – «Искусственный интеллект отвечает на величайшие вопросы человечества. Что делает нас людьми?» Томаса Иэна–весьма занимательная. Некоторые боятся развития ИИ, а мне кажется, что это еще один механизм в помощь человеку. Мы все уже привыкли, что всё есть в интернете. Я и сама так делаю: если мне нужно быстро найти какую-то историю, я хватаюсь за телефон. Вчера мне нужны были кляксы, я набрала в поиске «чернильные пятна». Такое разнообразие серии всевозможных рисунков, абстракций, фотографий – бесконечное чудо просто. Кому бы пришло в голову составить такую огромную подборку клякс? Поэтому ИИ –это хорошо, пусть и дальше совершенствуется.

Человечество продолжает свое развитие, а изобретение –это одно из самых главных качеств человека. Нам становится все удобнее и удобнее. Это касается и одежды – она все комфортнее, свободнее и лаконичнее. Современная женщина больше не затягивает на себе корсет, а высокие каблуки надевает исключительно по доброй воле и в большинстве случаев лишь для того, чтобы изящно опереться на какого-нибудь достойного мужчину.

Автор: Виктория Массанюк